сайт для профессиональных нефтяников
Главная » Статьи » История нефтяной промышленности » Снабжение бензином населения

Снабжение населения СССР керосином в годы первых пятилеток

Снабжение населения керосином

В первые десятилетия развития нефтяной промышленности ее основным продуктом был керосин, предназначавшийся для керосиновых ламп; лишь затем, к концу XIX в., отрасль приобрела в России мазутно-керосиновый характер, а с начала ХХ в. в мире стал быстро расти спрос на автомобильный бензин, который Россия экспортировала. Но для населения и в начале ХХ в. главным, и почти единственным продуктом, который давала отрасль в качестве предмета широкого потребления, был керосин. Сельское население использовало его по-прежнему для освещения, а городское стало применять в примусах для приготовления пищи.

Царское правительство и Дума неоднократно анализировали: не слишком ли велик акциз на керосин, не чрезмерно ли ограничивает он потребление керосина крестьянами. О керосиновой лампе в крестьянской избе говорили тогда в тех же тонах, что и о «лампочке Ильича» одним-двумя десятилетиями позже: и та, и другая оценивались, помимо прочего, как фактор развития культуры в деревне.

Потребление керосина в год на душу населения в России составляло: в 1900-1904 гг. — 5,3 кг, в 1905-1908 гг. — 6,2 кг, в 1908-1912 гг. — 7 кг. Даже в Сибири в 1912 г. среднедушевое потребление керосина достигло 5,1 кг.

В 1913 г. среднегодовая норма потребления керосина в России была уже 6,5 кг на душу населения, при этом в городах — 24,7 кг, в сельской местности — 3,7 кг.

В период НЭП потребление населением керосина росло, к 1926/27 г. превысив дореволюционный уровень. В 1927/28 г. на душу населения было реализовано 8 кг керосина — на килограмм больше, чем годом ранее.

К 1928 г. значительная часть керосина, как и до революции, экспортировалась, но внутри страны других крупных потребителей, помимо населения, еще не было.

В 1920-х гг. в СССР импортировались почти исключительно тракторы системы «Фордзон», работавшие на керосине, но их было сравнительно немного. Собственное производство тракторов в СССР в 1927/28 г. было незначительным, составляя всего 1272 штуки. Поэтому в 1927/28 г. потребление тракторного керосина по отношению ко всему потреблению керосина на внутреннем рынке составляло всего 11,29%.

С началом коллективизации Советское правительство резко увеличило импорт тракторов: в 1929 г. на СССР приходилось 19,4% мирового импорта тракторов, а в 1931 г. — 90,5%. Стали вступать в строй собственные тракторные заводы: в 1930 г. — Сталинградский (выпускал трактор СТЗ — 15/30, работавший на керосине), в 1931 г. — Харьковский (выпускал трактор ХТЗ — 15/30, работавший на керосине), в 1933 г. — Челябинский (выпускал трактор С-60, работавший на легроине). В 1932 г. в СССР было произведено 50891 тракторов, часть тракторов использовала в качестве топлива лигроин, но их большая часть работала на керосине, потребление которого тракторами было в 1932 г. почти в 6 раз больше, чем лигроина.

С 1926/27 г. по 1932 г. потребление керосина тракторами увеличилось в 18,7 раз.

С 1928 по 1932 г. потребление керосина сельским хозяйством и промышленностью возросло с 237,7 тыс. т до 1662,8 тыс. т, т.е. в 7 раз; населением — всего лишь с 1026,1 тыс. т до 1364,9 тыс. т. Следует учитывать, что в этот период очень быстро росла численность городского населения, которое в те годы почти не пользовалось электроплитками и газовыми плитами. Электроплиток даже в 1933 г. было произведено всего лишь 6,5 тыс. штук. И только к 1938 г. их производство было доведено до 297,3 тыс. штук, по-прежнему для большинства семей они были недоступны. Бытовой газ для населении производили газовые заводы, входившие в систему коммунального хозяйства городов; и масштабы производства, и капиталовложения в них были относительно невелики: так, за вторую пятилетку на газовые заводы было выделено 48,44 млн руб. — при общих капиталовложениях в коммунальное хозяйство городов 6488,26 млн руб. Природный газ для бытовых нужд стал поступать в города по газопроводам во время Великой Отечественной войны; первыми городами, которые им воспользовались, стали Саратов и Куйбышев. В небольших городах основным источником тепла для приготовления пищи оставались дрова, в больших — огромную роль играли примусы.

В 1932 г. на «примусный керосин» приходилось около половины всего потребления. Керосин играл исключительно важную роль в быту, так как являлся топливом для примусов, на которых готовила пищу вся страна. Без преувеличения можно сказать, что первые пятилетки шагали в жизнь не только под звуки рабочего молота, но и шипение примусов.

Рост производства керосина существенно отставал от роста спроса на него. Правительству приходилось выбирать, как распределять этот ограниченный ресурс. Неизбежно приходилось жертвовать чьими-то интересами: населения, машино­тракторых станций или экспорта. Керосин поступал и в армию, в частности, для танков. Сокращение потребления керосина населением было признано наименьшим злом. В 1932 г население получило 1364,9 тыс. т: больше, чем в 1931 г. (1245 тыс. т), но гораздо меньше, чем планировалось.

Реальный показатель потребления керосина населением в последнем году первой пятилетки в открытой печати признали не сразу; даже в книге, вышедшей в 1933 г утверждалось, что сбыт керосина для населения в 1932 г. составил 1850 тыс. т.

В начале 1930-х годов очереди за керосином стали хроническим явлением. В апреле 1931 г. Союзнефтеторг давал такую характеристику ситуации, сложившейся в Центрально-Черноземном районе: «Систематическое уменьшение отпуска керосина для широкого потребления поставило область в крайне тяжелое положение: керосина едва хватает для освещения расположенных в районе больниц, школ, воинских частей, РИКов и т.п., а население керосина совершенно не имеет...». Приблизительно таким же было положение и в других районах.

30 апреля 1931 г. СТО принял решение о повышении цен на некоторые промышленные товары, включая керосин. Розничная цена на него с 1 мая 1931 г. повышалась для города с 12 до 16 копеек за литр, для села она оставалась прежней — 25 копеек за литр. Новый уровень цен отнюдь не балансировал спрос и предложение, так как в «свободной продаже» керосина практически не было.

При составлении второго пятилетнего плана все-таки исходили из того, что спрос населения на керосин, в том числе — примусовый, будет расти, и его необходимо удовлетворять.

По одному из вариантов второго пятилетнего плана (1932 г.) намечалось довести потребление керосина к 1937 г. до 22,6 кг на среднестатистического жителя. Среднедушевое потребление керосина городским населением должно было возрасти до 32 кг в 1937 г., а сельским населением — с 3,45 кг в 1932 г. до 17,7 кг в 1937 г.

Однако все эти изменения ожидались нескоро. А ситуация со снабжением населения керосином ухудшалась в 1932-1933 гг. с каждым месяцем.

В 1933 г. производство тракторов в СССР увеличилось в полтора с лишним раза по сравнению с предшествующим годом, и в последующие годы продолжало расти. Производство тракторов в 1932 г. — 50891, 1933 г. — 78104, 1934 г. — 94416, 1935 г — 113554.

Уже в 1932 г. стало ясно, что в 1934 г. ожидается дефицит керосина для тракторов в объеме около 900 тыс. т. Причина дефицита — отставание строительства нефтеперерабатывающих заводов в 1931/32 г. В 1933 г. в эксплуатацию были введены нефтеперерабатывающие предприятия мощностью всего 350 тыс. т — против 5,9 млн. т в 1929 г.

Дефицит было решено покрыть за счет керосина, предназначенного для населения. Потребление керосина населением стало падать просто катастрофически. Если в ноябре 1932 г. «широкий рынок» получил 135 тыс. т керосина, то в ноябре 1933 г. — всего 51 тыс. т, в 2,65 раза меньше.

Вот как выглядело распределение керосина по основным потребителям. В октябре 1933 г. потребителям на «широкий рынок» было выделено 51 тыс. т керосина; Наркомзему — 138 тыс. т, Наркомату совхозов — 43 тыс. т, Наркомснабу — для сельского хозяйства — 10 тыс. т, «Промтехнике» — 18 тыс. т; на экспорт выделялось 50 тыс. т.

Бытовое потребление керосина с 1932 по 1934 г. сократилось почти вдвое — с 1364 до 700 тыс. т; экспорт керосина — в ситуации падения спроса на него на мировом рынке — понизился с 808 до 500 тыс. т. Требования тракторного парка удовлетворялись за счет жесткого лимитирования снабжения населения.

На одного члена рабочей семьи в месяц тогда приходилось немногим более литра керосина, хотя официально было заявлено о потреблении в 25 кг на среднестатистического жителя в 1932 г. Позже пришлось косвенно признать, что достичь этого рубежа не удалось.

Для «Ширпотреба» (потребления населением) всех республик Закавказья в апреле 1934 г. было выделено всего 4 тыс. т керосина, председатель Совнаркома ЗСФСР Г.М. Мусабеков просил СНК СССР увеличить лимит хотя бы до 6 тыс. т (первоначальный запрос составлял 9 тыс. т).

По директивам ХVII конференции ВКП(б) «обеспечение населения потребительскими товарами, и в том числе предметами питания, должно к концу второй пятилетки увеличиться не менее чем в 2-3 раза против конца первой пятилетки». В связи с этим душевую норму потребления керосина предполагалось увеличить в 2,75 раза.

Этим планам не суждено было сбыться; все больше и больше керосина требовал растущий тракторный парк. В 1936 г. выпуск тракторов (в пересчете на 15-сильные) достиг 173,2 тыс. штук.

В 1932 г. к концу второй пятилетки планировалось довести потребление керосина населением до 4500 тыс. т; реально же в 1937 г. население получило 1194,4 тыс. т — на 12,5% меньше, чем в 1932 г. Зато потребление керосина сельским хозяйством и промышленностью за пятилетку возросло в 2,2 раза, достигнув 3800 тыс. т.

Летом 1937 г. Челябинский тракторный завод перешел на производство дизельных тракторов; легковоспламеняющийся керосин переставали применять как топливо для танков. По­ требление дизтоплива в СССР подскочило с 8,1 тыс. т в 1937 г. до 302 тыс. т в 1940 г.

В годы третьей пятилетки потребление населением керосина стало расти быстрее, чем сельским хозяйством и промышленностью; к 1940 г. был немного превышен уровень общего (не душевого) потребления 1932 г.; он достиг 1411,8 тыс. т. Сельское хозяйство и промышленность тогда получили 4171,7 тыс. т.

В общем объеме потребления нефтепродуктов в СССР доля керосина для населения в 1928 г. составляла 14,3%, в 1932 г. — 9,46%, в 1937 г. — 5,63%, в 1940 г. — 5,73%.

Керосинки стали исчезать из московских кухонь только во второй половине 1940-х годов, после поступления в Москву газа по газопроводу Саратов — Москва. Саратовскго газа не хватало, поэтому для газоснабжения Москвы в 1949 г. началось строительство вблизи Тулы самого крупного в стране предприятия по производству искусственного газа — Щекинского газового завода производительностью 1 млрд куб. м в год. Газ вырабатывался из бурых углей Подмосковья. В 1955 г. щекинский газ в небольших количествах стал поступать в Москву по газопроводу Тула — Москва. Затем в города СССР пришел «большой газ» новых месторождений, и керосинки с примусами сначала стали перевозить на дачи, а потом и забывать, что это такое.

Что же касается другого нефтепродукта, предназначенного для непосредственного потребления населением — бензина, то вплоть до войны спроса на него на «широком рынке» не было, так как автомобили, находившиеся в личной собственности, были большой редкостью. Так, в 1936 г. в СССР было выпушено 136,7 тыс. автомобилей, из них грузовых — 133 тыс.

Ситуация резко отличалась от того, что было в 1930-е годы в развитых капиталистических странах. В США на 1 января 1934 г. на грузовые автомашины приходилось менее 15% всего автопарка, во Франции в конце 1932 г. — 25,9%.

Не так много потребляли бензина в стране и автобусы. В 1937 г. на автобусы пришлось 9,1% от общего числа пассажирских перевозок в Москве; по-прежнему, как и во все предыдущие годы, по этому показателю лидировали трамваи, которые перевозили 81,0% пассажиров. Метро тогда было на третьем месте (7,0%), а троллейбусы — на четвертом (2,9%).

Категория: Снабжение бензином населения | Добавил: aznun (30.01.2016)
Просмотров: 1428 | Теги: трактор, СССР, Керосин, снабжение, Примус

copyright aznunion © 2009-2017
Яндекс.Метрика